Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

(no subject)

Какой-то "памятник Ленина" все обсуждают. Будто в первый раз видят свастику на синагоге, или письмо с угрозами от РНЕ.

Я, пожалуй, даже более-менее точно могу указать авторов идеи. Тут особых дедукций не надо. "Охранительская" провокация. Массовый вброс в рунет. Явная анальная фиксация авторов "шутки".
Рунетовских персонажей, отвечающих признакам, не так много. И большинство из них собрались в некую контору КГБ "Комитет Государственных Блоггеров", при ФСБ. Я даже могу предположить, что конкретного автора идеи зовут "Тимофей", а фамилия у него начинается на "Ш", никнейм, по-моему, начинается на "tarlith", и по ЖЖ ходили его фото, с предметом в анальном проходе. Ну, может, идея родилась у них коллективно, в ходе "планерки", чтобы там у них под этим не подразумевалось.

Подрыв памятника (Ленину, Колчаку, Гоголю), конечно, дело уголовное-процессуальное, "хулиганство", "вандализм", как это называется. Поскольку, по понятным причинам, найдут кого угодно, кроме действительных авторов, то вроде бы больше и декламировать нечего.

Потому что про символическое значение В.И.Ленина поклонникам Ленина лучше не вспоминать. Кощунством, поруганием символа, плевком в лицо и прочими нестерпимыми оскорблениями повреждение памятника почему-то называют люди, которые на миллионы реальных, живых, в муках погибших жертв красного террора говорят "чо мертвых копошить", "сдох ермолка, да и хрен с ним", "за днепрогэс можно было убить и больше" или просто, чаще всего - "ха-ха-ха, миллионы жертв, РЛО, уссаться".
Провокацию устроит понятно кто, а вот людоедами в очередной раз выставляют себя они сами. Ну, если невтерпеж, то пускай. Интересы русских отнюдь не в "уборке памятников", так что чего и воевать. Могут засчитать "врагам" баранку, раз отказаться от поддельного леденца сил нет.

(no subject)

Джек Дэниэл, основатель марки Jack Daniel, в 1911 году скончался от заражения крови, через шесть лет после получения травмы ноги, когда он в гневе на то, что забыл комбинацию кода к сейфу, пнул его ногой.

Прямо "Смерть Ивана Ильича" какая-то, на западный лад. То есть, видимо, без особых сомнений в правильности прожитой жизни. Принял он смерть от сейфа своего.

(no subject)

Из эстонских событий подумалось, на будущее, что против полицейского автотранспорта очень помогли бы маленькие звездочки, рассыпанные в ходе дела по дорогам. Чтобы полиция не смогла ни перемещаться с места на место, ни собирать и увозить пачками арестованых - пусть пешком приходят и перемещаются, как демонстранты. Город должен быть фактически блокирован.
Звездочку проще всего было бы сделать из 3-4 гвоздиков, скажем, двадцатки-тридцатки, с обкусанными шляпками и смотанных в середине проволочкой, таких можно мноого наделать.
Да и в остальном, выходя против организованной, экипированой, вооруженной нелетальными средствами и со связью полиции, не мешало бы уравновесить разницу. Иначе уж для полиции одно голое удовольствие получается, издеваться над беззащитными людьми. А эта работа, по-моему, должна приносить карателю не радость, а приводить к глубокой, искренней депрессии и переоценке жизненных ценностей.

(no subject)

Максим Соколов написал нечто необыкновенное на смерть Ельцина:

... царский венец вообще сильно похож на мученический, но сугубо и трегубо он был страшен, когда Б. Н. Ельцин принял русскую державу. Точнее - то, что в 1991 г. ею называлось. От державы тогда была одна символика, что до прочих признаков государства - границы, деньги и казна, работающее хозяйство, сколь-нибудь дееспособная система власти, - все это было по преимуществу в области благих пожеланий. "Предчувствие гражданской войны"...

Оказывается, Б.Н.Ельцин не развалил страну, не разрушил единое хозяйство и управление, не узурпировал власть насилием, он это все таким "принял". Чем спас от худшего.

Уголовник избил, ограбил, и расчленил жертву, М.Соколов на голубом глазу - "хороший человек". Дескать, можно много рассуждать, кем был бы жертва, оставшись он жив, но зато довольно точно известно, кем он не стал. Благодетель спас его от рака, паралича и плоскостопия, от драки с соседом и развода с женой, от безденежья и сумасшествия, от тюрьмы и от сумы. Каким благодетель принял жертву на момент Х+0,0001 сек.? Мертвое, бездыханное тело, нелепо раскинувшееся в грязной луже. А каким оставил? Помытым, в чистом костюме, на столе, в окружении заботливых западных наследников. И еще уходя сказал так, чувственно - берегите, дескать, его. Тут М.Соколова, очевидно, должна прошибить слеза.
Школа Станиславского советует свежеразрезанный лучок.

(no subject)

Задремал. Приснилось, что иду, и играю на баяне. Да так отчаянно-свободно, руки-крылья, переливы чувств и пальцев. Это к чему?
То ли за тёщу волноваться, то ли к чему хорошему.

Да, а вероятность ЧП в метро после прошедшей волны, думаю, сильно меньше. Людей на платформу придет меньше, организаторы смягчили сценарий, власть уже не открестится (что "понятия не имела"), и вряд ли решится на провокации.

А Русскому Маршу быть.
Вот хорошая картинка к дате.

(no subject)

Оказывается, Татьяна Карпова, сопредседатель ОО "Норд-Ост", внесшая Политковскую в "список жертв теракта на Дубровке", действовала в рамках правозащитной традиции.

Вот вашингтонский музей Холокоста внес в список книг - жертв нацизма, "сожженых в 33 году" - книгу о Гарри Поттере, и даже выставил ее в экспозиции.

Расширение экспозиции, полагаю, первейшее стремление, если не инстинкт, всякого музея. И подобная широта взглядов открывает для этого почти неограниченные возможности.
Через какое-то время, полагаю, списки "жертв терактов" будут напоминать типичные советские списки очередников на получение жилья, с соответствующими злоупотреблениями и скандалами, напоминающими сюжет фильма режисера Рязанова "Гараж".

А экспозиция всякого "музея Холокоста" будет неотличима от музея передачи "Поле Чудес". Горелые пирожки тети Сары, которые непременно были бы растоптаны нацистами при аресте тети Сары, живи она в Берлине, лет на 50 раньше, и приди за ней нацисты в то время, когда она жарила пирожки. Ношеное девичье платье, по размеру совсем как то, которое могла бы носить Анна Франк. "Абажур, как будто...", "мыло, сами понимаете...".

Всякое лыко в строку. Даже Политковская.

(no subject)

(no subject)

Интернетные "Бригады (brigades) сторонников Путина" уже попали в американскую прессу. Со ссылкой на "Демократический Союз" прозрачно намекается, что они связаны с КГБ, а за месяц до убийства Политковской назначили ее как "цель особо ядовитой ненависти".

Мертвых грузин пока нет. Упоминаются только репрессии, массовые депортации и запрос в школы об учениках с грузинскими фамилиями.

(via 17ur)

Самоиндукция меньшинств

Наглядный пример самоиндукции меньшинств. Происходит следующая история. Некий человек интеллигентного грузинского происхождения нуждается в том, чтобы перевезти родственника из поликлиники в больницу на "скорой". Все что нужно, он получает, но в процессе диспетчер "скорой помощи" позволила себе высказывание по поводу фамилии пациента: "У нас русские фамилии, а не эти"

(Возможно, уже имеет место "вольное переложение", что имелось в виду - "... а не эти [туземные, нечленораздельные]"?).

А вот как эта история звучит со ВТОРЫХ рук, то есть от человека, который ее получил, цитирую, "вот дословно в таком содержании - непосредственно от самой грузинской знаменитости, присутствовавшей при этой сцене".

" Диспетчер службы "Скорой помощи" принимает вызов, записывает координаты поликлиники, диагноз, симптомы, и в конце концов просит назвать фамилию пациента.
Услышав фамилию - недвусмысленно грузинскую - отвечает: "Мы теперь выезжаем только к пациентам с русскими фамилиями. До свидания." И вешает трубку"


Как видим, история изрядно прибавила в драматизме. "Что-то пробурчали в адрес грузина" превратилось в "покушение на убийство грузина" за ОДНУ ИТЕРАЦИЮ, при ДОСЛОВНОМ переносе.

Без шуток, уже в третьей итерации будет рассказываться о случае состоявшейся смерти грузина (это безотносительно здоровья персонажа, а ведь он и правда умереть может, в силу той болезни). Без подробностей, а так: "один грузин пошел в больницу, а его взашей, а у него инсульт правого сердца, и умер прямо на крыльце. И тело два дня лежало, хоть бы кто поднял - нет, вокруг обходили, русская мразь, пусть валяется".
Можно спорить, пожалуй, лишь о сроке, через который в либеральных СМИ или импортных специализированых изданиях будет говориться о неоднократных смертях грузин уже как о будничном "всем известном факте". Неделя, две, три?

И уж почти наверняка можно это гарантировать при каком-нибудь следующем обострении "российской темы". Ну, убьют еще какого-нибудь либерального журналиста или банкира, или, не дай бог, теракт, да что угодно - и будет написано так: "В стране где смерть честных журналистов или чиновников превратилась в каждодневную обыденность, где принадлежность к чеченцам или грузинам стоила жизни множеству людей на улицах Москвы, стоит ли удивляться, что ... (бла-бла-бла)".

И людям буквально ничего не понадобилось для впадения в истерику. То есть уже первый впал в истерику, и пошла волна, обрастая кошмарными подробностями, пока не накрыла весь контингент.
Почему-то приходит в голову образ дурдома - ночь, тишина. И тут один дурак спросонья крикнет, и оно как Н А Ч Н Е Т С Я. Кто верещит, кто голову об стену разбивает, кто судном по спинке кровати долбает, кто войсками из форточки командует. Если санитары не вмешаются, разве что к утру утомятся, затихнут.